(К 125-летию со дня рождения Марины Цветаевой)

Русский Дом Искусств имени С. Эрьзи и Союз Переводчиков России представляют с 23 по 30 сентября 2017 года в Генуе, Алассио и Специи (Залив Поэтов) Второй Международный Фестиваль Искусств «Генуэзский Маяк» – Лигурия в русских сердцах – к 125-летию со дня рождения Марины Цветаевой.

В рамках насыщенной культурной программы 29 сентября состоится творческая встреча участников Фестиваля с редакцией итало-российский двуязычной онлайн-газеты «RussiaPrivet»/»Привет, Россия», шеф-корреспондентом московской редакции которой я и являюсь. Намечена экскурсионная программа в Специю – Залив Поэтов.

Фестиваль организован при поддержке Генерального консульства Российской Федерации в Генуе и мэрии г. Алассио.

***
Историческая справка:

В 1902 году приехала на климатическое лечение в пригород Генуи Нерви семья Ивана Цветаева, основателя московского Музея Изобразительных Искусств. Его дочери Анастасия и Мария, будущая знаменитая поэтесса. Провели здесь незабываемые зимние месяцы, о которых потом Анастасия напишет потом в своих воспоминаниях.

***
Домашняя молитва о Марине Цветаевой
(1892-1941)

Александр Витальевич Прохоров

«Не
Удалось…».
Дал
револьвер
осечку.
Кому-то
невдомёк:
cорвал
Пегас
уздечку?
Судьбы
младой
провал?
Самоубийства
тени
грех?
Нет,
оглушительный
успех
Орлёнка
выбросил
на
встречку.
Еще
не
час
идти
ей
в
печку.
«Не
умереть
хочу,
а
умирать»
В
перьев
чёрном
чепце
И
в
чёрных
очках,
голый
округлый
череп
с
кричащим
румянцем
на
юных
щеках
и
с
папиросой
дешевой
в
зубах
Ах!
Ах!
Она
Советской
Страны –
отщепенец.
С
детства
какая-то
брешь
в
ее
спорах
с
дурным
и
хорошим,
со
страстью
к чему-то

(не
в
укор
и
не

в
страх!)
и
в
непомерной
гордости,
всех
огорошив,
она
пылко-
легко
делала
зло, –
не
подлость-
Бабах!
Гордость
и
робость.
«Отдать
всю душу –
но
кому бы?
Мы счастье
строим
на песке»…

«Кроме мертвых,
ведь
нету
друзей?»
Да,
слишком много
всего
наносного
для
изнуренной
ходьбой
на
тощих
ногах,
изголодавшейся,
злой
Феи
Чудной –
тоскующей
полусиротой
по
правде
всего
существа.
Шепчат
Как
змеи:
«Она
оскорбительно
учтива».
Во
всем,
конечно,
виновато
чтиво!»
Вокруг
Тебя,
Марина,
драмы.
Пророчат
пиковые
дамы.
Все
не
так!
Не
от
мира
сего,
Марина,
ты
вершишь
в романе
с душою
своей
краковяк.
«Я
и жизнь
маню,
я
и смерть
маню,
в легкий
дар
моему
Огню»…
«Ты
дал мне
детство –
лучше
сказки.
И дай
мне
смерть –
в семнадцать
лет!»
Не
дал
Господь:
девятый
от зачина
века
только
год.
Тринадцать
цифры
отблеск
впереди.
И
четыре
тяжелейших
года
тоже.
С
детьми
Без
мужа
и
отца.
Как
не
желать
себе
конца?
Тоска
зеленая.
Судьба –
паскуда.
«Уйти
в себя,
как прадеды
в феоды?»
И
концы
все –
в
воды?
Еще
не
время
вдребезги
крошить
алмазную
посуду
Чуда.
Покуда
Воздуха
Поэма
Мариною
из
эфира
тонких
нитей
еще
не
соткана.
Меж тем
с горы-
вершины,
под знаком
года
двадцать
семь
Рок
не
орлом-
титаном,
скандальную
вороною
Марину
в
водоворот-
воронку
прозы
эмигрантской
ухнул!
Марине
снится:
«С размаху
упаду
до
дна.
Ударюсь
не
по-
детски,
вскрикну:
«Все
фигня!»
Рассыплюсь
вдребезги
серебряною
звонкую
капелью
Сердец»
Опять
конец?
Да,
нет!
Отец-
Музей,
в уши
ты
слушай:
Без
невзгод
и
несчастий
к
мерцающим
звездам
заказан
безумно-
отважных
полетов
Причастия.
А
Счастье?
Оно
хотя бы
отчасти
Дар
у
Певца
языком
шершавым
коровьим
слизнет.
Поманит
и
обманет.
Что ж,
не
удивляйся:
Счастье –
это
ведь
тоже
гигантский
водоворот.
Вот
Вот….
А
Психопата
биография
шальная,
наоборот-
его
страховочный
стальной
громоотвод.
Если
Ты
не
идиот,
поймешь:
Биография
Поэта –
не
агиография,
не
жизнь
Замечательных
Святых
(критик
на
уютном
диване
притих!),
А
антидот
от зубов
на дыбы
вставшего,
взвихренного
Пегаса-
ловеласа.
Покуда
не
оседлан
он,
от скуки
прозы
жизни
Марине
мерещатся
зловещие
крюки
разлуки .
«Жить,
конечно,
не
новей
смерти
Жилам
вопреки
Для
чего-нибудь
да есть
Потолочные
крюки».
Так
, через муки,
сбежав от
обыденной
жизни-прорухи
Марина-
Цветок
всем ухом-
раструбом
внемлет
гласу
Музы –
любимой
подруги,
ее откровениям
вещим,
написанным
словно
для нас:
«Стихам
моим,
как драгоценным
винам
настанет
свой черед».

Меж тем
подкрался
подлый
сорок первый.
День августа
последний.
Марина
забрела
в тупик
ненадобы
конечный.
Зов
Вечный…
От
удушья
неслышный
крик:
«Прости меня,
сынок
Мурлыка!»
Тихо!
Стало
так
тихо….
«В колокольный я, во червонный день
Иоанна родилась Богослова.»

Не успев
обратиться
на поиски
Света,
Вон
из
тела
Марины
Душа
улетела.
Но
познала
Врага,
увы,
она –
тьму.
«Выдышаться ,
о горе,
в
стихи
теперь
не
могу»
За
тебя,
Марина,
от сердца
всего
молю:

За
«самовольне
живот свой
скончавших»
в домашней
молитве
помолимся:
«Взыщи,
Господи,
погибшую
душу
Марину,
аще
возможно
есть,
помилуй
ю.
Неизследимы
Судьбы
Твоя,
не
постави
мне
во
грех
сей
молитвы
моей.
Но
да
будет
Святая
Воля
Твоя».

© Copyright: Александр Витальевич Прохоров, 2017