Совсем недавно в музыкальной жизни нашего города состоялось уникальное событие. На сцене оперного театра в один вечер прозвучало четыре фортепианных концерта! Это действо было приурочено к юбилею нашего любимого педагога, Льва Александровича Франка (как известно, юбилей – это большое событие, которое можно отмечать целый год, особенно такими поистине роскошными мероприятиями).
Совместная идея Льва Александровича и его учеников нашла живой отклик у главного дирижёра театра, Артёма Макарова. Он рассказывает: «Ровно год назад Лев Александрович обратился с предложением сделать такой концерт. Я согласился, сказав только, что мы сможем это осуществить на следующий сезон, так как в прошлом уже было всё свёрстано. В конце лета мы опять созвонились, определили,что это будет февраль. Вот так…» Кстати, Артём тоже является учеником Льва Александровича – когда-то учился у него по камерному ансамблю в ССМК.
И кто же стали героями (вернее, героинями) этого дня? Прекрасные красавицы, все – лауреаты международных и всероссийских конкурсов, успешные, состоявшиеся музыканты, концертмейстеры и, некоторые из них, педагоги.
Первым прозвучал концерт Листа №1 в исполнении Бэлы Фатыховой-Аюповой. Цельное монолитное исполнение, сила (с которой дано сыграть эту музыку даже не каждому крепкому мужчине-пианисту, и здесь это явно – ещё и сила духа)) и убедительность, виртуозность и выразительность – черты узнаваемого пианистического стиля Бэлы, которые я знаю и люблю. На самом деле в меня буквально впечаталась главная тема листовского концерта, и ещё долго звучала где-то внутри и после окончания всего вечера )
Лист был королём первого отделения, и вслед за его первым концертом мы услышали второй, который сыграла Дина Фатыхова, в чьём исполнении мы наслаждались разнохарактерностью и глубиной образов, тембров, лёгкостью подачи непростого музыкального материала. Осознанное внимание к каждому звуку, к каждой ноте от начала и до конца…
Чувство праздника овладело мной с самого начала концерта. Видеть и слышать своих друзей в огромном зале театра, волноваться за них, радоваться и восхищаться, зная, как непросто играть с оркестром на такой большой сцене и какая это не совсем обычная для любого пианиста ситуация… Поэтому мне трудно было оставаться на своём месте в кресле на балконе (с которого совсем не видно рояль), и я не дыша стояла около перил, сопереживая и мысленно поддерживая этих смелых девочек…
Во втором отделении Шаура Сагитова царственно одарила зал двумя концертами! (Первоначально первый концерт Прокофьева был запланирован в исполнении Алёны Новиковой, но она, к сожалению, заболела). В моём понимании это настоящий музыкальный подвиг, ну а по той лёгкости, с которой это сделала Шаура, и не скажешь. Sureela PremSureela PremИнтересно было слышать воплощение совершенно разных по сути замыслов и образов: яркая радость и могучая целеустремлённость прокофьевского концерта, и магическое таинство (то колдовство, то томление) рахманиновской Рапсодии на тему Паганини. Шаура справилась блестяще со всеми задачами, поставленными в этой, такой разной, музыке ( а то, как это запредельно сложно технически, вообще отдельная тема)! Здесь я уже сидела в партере рядом со Львом Александровичем, наблюдая, как трепетно он слушает, то невольно двигаясь, то замирая (все эти концерты он когда-то играл сам), то улыбаясь, то моргая от слёз, и в этот вечер он, конечно же, был очень счастлив…
И когда в самом конце все «виновники» и участники вышли вместе на сцену, зал стоя аплодировал музыкантам, а я чувствовала в своём сердце благодарность за этот неимоверный труд и артистизм и к великолепным солисткам, и к дирижёру, и к оркестру, и к нашему драгоценному учителю, Льву Александровичу, без которого ничего этого не было бы в тот необычный вечер… Очень красиво вела концерт Гузель Яруллина, и мы слышали сквозь тонкую и выразительную канву слов и её собственное тёплое отношение к событию.
У меня было время поспрашивать Шауру, что для неё значит учёба у Льва Александровича. И под тем, что она ответила, думаю, каждый из нас, его учеников, может подписаться:
«Лев Александрович живет в музыке постоянно. Даже когда он внешне спокоен, внутри него постоянно что-то звучит. Точнее, он сам весь звучит. И когда приходишь на урок и начинаешь играть, прямо кожей чувствуешь эту отдачу с его стороны. Он буквально наэлектризован музыкой, и во время уроков, и во время концертов – как собственных, так и своих учеников. Да что концерты, даже на репетициях он весь там, внутри. И эта полная погруженность в музыку заражает раз и навсегда.
• а одна из главных вещей – он никогда не навязывает какую-то трактовку, которая нравится ему: например, он приемлет и наши собственные прочтения произведений, но если это музыкально убедительно и оправданно.
• он учит слушать и слышать музыку и пропускать ее через сердце и голову
• ну и эта схема 4-х стадий “просто-плохо” ->”сложно-плохо” -> “сложно-хорошо” -> “просто-хорошо”
И ещё, размышления и пожелания Бэлы: “Чем хороший пианист отличается от плохого? Не тем, что он лучше слышит, а тем, что он знает – ЧТО надо слышать! Лев Александрович плюс к этому знает: как и чем это надо делать!
Я благодарна Льву Александровичу за радость творчества, философию музыки и жизни, за яркое качество игры!”
Да, нас объединяет это везение и счастье – учиться у любимого Мастера… А 6 марта мы услышим и его собственную игру с оркестром (скоро следите за нашими новостями!).
Сегодня мы желаем только, чтобы подольше продолжалось для нас это счастье общения с Учителем, а ему – продолжать быть в такой же великолепной форме, окружённым друзьями, учениками, семьёй.
С юбилеем, Лев Алекса

 
 
 
 
+6