Адальберто Буццин называет себя охотником за воспоминаниями. За свои 14 поездок в Россию он «собрал» много красивых, впечатляющих и незабываемых воспоминаний. Прежде всего они связаны с людьми, которых он встречал, спасал и которые в своё время спасали его самого.

Насколько необычны Ваши поездки? Что потянуло Вас за 66-ю холодную параллель? 20 лет назад я познакомился с моим русским другом, который привозил детей Чернобыля на оздоровление в Италию. Именно он и пригласил меня в первое путешествие по Транссибирской магистрали от Москвы до Улан-Батора. Шесть дней я смотрел в окно, и, наблюдая за пейзажами, захотел самостоятельно проехать по тому же самому маршруту на машине, так как это давало мне свободу останавливаться там, где нравится, отклоняться от маршрута, менять программы. Я запланировал поездку на зиму, потому что Сибирь – это синоним льда, снега и холода, что мне очень нравится. Сибирь – это огромная территория, которую нужно изучать и понимать. Перед тем, как отправиться в путь, я ознакомился с историей России от Романовых до Путина. Узнал историю Распутина, историю Калмыкии, Якутии, Камчатки, ненцев и казаков.

Какие воспоминания Вы храните о Колыме? Газеты писали, что Вы спасли там кому-то жизнь? Прежде всего стоит отметить, что там температура была минус? 50. Мы были очень заняты, потому что дни были очень короткие, и на фотосъемку у нас было мало времени. Светло наступало в 9.30 утра и держалось до 14.30. Потом начинался закат, а через 5 минут уже было темно. Дорога была трудная. Мы даже попали в местную газету, потому что спасли двух водителей грузовиков. Они съехали с дороги, проезжая озеро смерти. Мой русский друг Андрей сразу же понял, что что-то случилось.

Мы остановились и увидели грузовик, в котором, к счастью, была освещена кабина. Когда мы спустились вниз, увидели двух водителей грузовика, которые не могли пошевелиться: у одного была сломана челюсть, у другого – рука и рёбра. Мы перетащили их в наш УАЗ-542 (Буханка), отвезли в первую по пути деревню, которая находилась в 250 км. Выехав с места аварии около 7 часов вечера, до деревни мы добрались около полуночи, ехали по ледяной трассе, по которой особо не разгонишься. Пострадавшим мы дали аспирин, и они сразу же заснули от стресса и холода. Через час или около того, проснувшись, они попросили сигарет и водки. Тогда мы поняли, что с ними все в порядке.

Мы передали их в медпункт, где им оказали необходимую помощь, а затем отправили в больницу. Утром мы получили от них благодарственную записку, а затем вышла статья в местной газете о том, как итальянец и русский спасли дальнобойщиков. Это прекрасное воспоминание навсегда останется в моей коллекции.

Однако ваши прекрасные воспоминания полны острых впечатлений? Вот ещё одно. Я никогда не забуду поездки на санях по ненецкой земле – три часа пути на санях по белоснежному замороженному «морю». Ведь мы находились в Арктике за 66-й параллелью, а это своего рода пустыня, где вместо песка лежат снег и лед. Мы приехали в месторасположение кочевников. Нас приняли в чуме, угостили мясом оленины, рассказали, как непросто им жить. Однако они очень любят свою свободу и живут в гармонии с природой.

Наверное, было странно видеть молодых людей без мобильного телефона, плейстейшена и прочей техники? Там было трое детей, которые раз в месяц ходили в школу, а дома с ними занималась мама. Ненцы за несколько минут собирают чум, за 1,5 часа его вновь монтируют в том месте, куда переезжают. Они с любопытством смотрели на мои фотоаппараты. Техника помогает нам во многом в нашей жизни, но не в тех местах. Если бы сани остановились посреди холодной тундры и у вас был бы мобильный телефон последней модели, это все равно не помогло бы там, где отсутствует сеть. Поэтому мы надеялись, что наши сани будут ехать постоянно благополучно, и, к счастью, так оно и было. Мы не привыкли общаться с природой , а ненцы не отвыкали. Они хозяева своей жизни. Для них кажется невозможным то, как мы живем, не выпуская из рук мобильные телефоны.

Мы спросили их: “Почему бы вам не поехать жить в город, туда, где у вас будет дом?». Они ответили: “Мы ничего не умеем делать в обычном доме. У нас есть палатки, мы живём в нашем ритме, у нас много свободы, и мы можем делать все, что хотим». Меня поразило то, что они улыбались, были спокойны, не испытывали стресса. Ближайший населенный пункт оттуда находился на расстоянии 300 км. Чум всегда открыт сверху, я спал в нем на земле, укрывшись шкурой. Нас было восемь человек и две маленькие собачки, которые в течение первых 6 месяцев живут с людьми, а потом – на улице. Это выносливые собаки, привыкшие к погоде в тундре.

О чем Ваша книга “Моя Сибирь”? Она включает мои впечатления о 8 поездках. Рассказы о Колыме, казаках, Распутине, Коми. Например, я рассказываю, как однажды я не смог добраться до Магадана на современном автомобиле, потому что на холоде техника перестала работать, и мне пришлось вернутся назад. А на следующий год я отправился в путь на полностью механическом УАЗе 452 и доехал до Магадана. Столько незабываемых историй в моей книге! amazon.it/MIA-SIBERIA-Adalberto-Buzzin

А где вы познакомились с родственником Распутина? Случайно? Читая историю Романовых, я был поражен личностью Распутина, которого называли “старец” или “мужик”. Он был в какой-то степени хорошим персонажем и в какой-то степени плохим, очень загадочным, которого очень любила царица. Я узнал, что в деревне Порошково, в 200 км от Урала, живет некий Виктор. Когда мы прибыли в эту деревню, он появился как по волшебству.

Он очень похож на Распутина и заявляет, что его прабабушка согрешила с Григорием, и поэтому в его жилах кровь знаменитого персонажа. Он носит такую же рубашку, расчесывает так же волосы и носит бороду, как у Распутина. У него завораживающие голубые глаза. Он рассказал нам несколько историй о знаменитом стуле Распутина, который находится в Музее, где каждый, кто сидит, впитывает энергию Распутина, приобретая силу идти дальше. Живет со старенькой тетей и родственником, который готовил ужин. Крыша дома протекала, и он пил много водки под предлогом холода.

Как вы готовитесь к своим путешествиям? Я подготавливаю поездку на 50%, а остальные 50% – импровизация, фантазии, сюрприз, приключение. Это лучшая часть любого путешествия. Однажды таким сюрпризом стала встреча с отцом Серафимом, который шел из Тюмени в Санкт-Петербург по стопам своего отца. Он шёл помолиться у могилы, живя в дороге на милостыню. Мы подвезли отца Серафима, вместе обедали слушали рассказ о его жизни. Именно эти неожиданные встречи обогащают путешествие и оставляют в сердце сильные эмоции, которые остаются навсегда.

Я поддерживаю связь со многими из этих людей. Каждая поездка позволяет мне привезти домой материал богаче того, что может дать любой организованный тур. С другой стороны, если ты путешествуешь сам по себе, у тебя есть возможность делать много интересного. Русские семьи всегда открывают тебе свои двери, они хотят встретиться с тобой и поговорить. Это замечательно, потому что я только так могу понять многое в их жизни. Русские очень гостеприимны, и у меня остаются об этом только прекрасные воспоминания.

Куда Вы собираетесь поехать в следующий раз? Я планирую поехать в Норильск, а оттуда – на Чукотку, где на одном острове живут кочевники. На этот остров зимой можно добраться на грузовике по 180 км замерзшего моря, температура будет экстремальной. Когда мы выходим за 66-ю параллель, температура сильно падает, а море замерзает. Нужно ехать на грузовике с открытыми окнами, чтобы прислушиваться не ломается ли лёд. Зимой на этот маленький остров Камаз 6 перевозит еду и медикаменты, а летом туда можно добраться только на вертолетах. Я всегда езжу в те места, которые еще неразрушены массовым туризмом. Только в этих первозданных местах можно дышать другим воздухом, пропитанным жизнью, дружбой, сотрудничеством и воспоминаниями, которые никогда не удастся стереть из памяти. Спасибо, Сибирь!

Вы ведь часто рискуете своей жизнью? Однажды ночью мы с другом заблудились, случайно добравшись почти до китайской границы. Русские пограничники отправили нас обратно. Было 2 часа ночи, нам сказали проехать 20 км до ближайшей деревни, где, конечно, не было никаких гостиниц. Там было всего 20 домов, и только в одном горел свет. Я попросил Андрея пойти в этот дом и попросить приютить нас на ночлег. Нам открыла дверь бабушка. Она приготовила нам ужин и кровать. На следующее утро я решил отблагодарить ее, но, когда она увидела, что я полез в карман, она сказала мне: «Не нужно, чтобы деньги испортили то, что я сделала от всего сердца». Вы понимаете, насколько я был тронут этим поступком. Даже мой русский друг был растроган. Бабушка сказала: «Ну что я буду делать с деньгами? Я с вами, моими гостями, провела вчера необычный вечер, чему очень рада». Эта богом забытая деревня расположена между Улан-Удэ и Читой. Видите, как проявляется при общении человечность, гостеприимность и интерес к иностранцу. Это Моя Сибирь и Моя Россия. В этих местах можно понять русский характер, менталитет и особенно дружбу. SPASSIBA!