У Ирины Ивановны тонкие руки  и большие глаза, понимающие и знающие ВСЕ. Ирина Ивановна -волонтер Донбасса, ездит по селам, детским домам, на передовую, развозит гуманитарную помощь, сама покупает необходимое детям, старикам, ребятам на фронте. Часто ”необходимое” весит больше, чем эта хрупкая женщина, подорвавшая своё здоровье в плену у нацистов СБУ, здоровье, но не свою стальную Душу. Именно Душу, а не дух, дух есть у всех, душа-у единиц. ”Я не прошу, я информирую”. Она не просит, она лаконично поставляет информацию: там взорвалось, у того такая-то стадия опухоли, там у детей в детдоме отняли последнее, там операция. Я не знакома с Ириной Ивановной лично, мы никогда с ней не встречались, познакомились ”на просторах” фейсбука, но есть такие люди, которые заходят тебе в подкорку, под кожу, в сердце, становясь, своего рода, моральными ориентирами.

Считаю необходимым написать о Ирине Ивановне  статью, которая должна будет послужить маленьким ликбезом для людей понимающих и не знающих, информационной справкой, если так холодно можно выразиться, для людей абсолютно не информированных, ну а для людей знающих, понимающих и информированных, таким вот осколочком в сердце, который должен всегда напоминать о том, что происходит-не где-то там, на другой планете, не когда-то там, 500 лет назад, а сейчас, в Европе, в наше время. Ирина Ивановна не хочет пока писать книгу, хотя и говорит, что уже научилась даже с иронией относиться к некоторым вещам, но, я думаю, не стоит ей заново переживать каждую секунду того,что было, достаточно будет просто ее поста в фб, который Ирина поставила в важный для неё день, и который я решила, естественно с ее разрешения, перевести на итальянский язык и опубликовать. Привожу текст Ирины Ивановны. Юлии Макаровой -Лях.

С праздником друзья, с медовым Спасом! Счастья,достатка и мира вам! А у меня сегодня МОЙ праздник.

Ровно пять лет назад состоялся обмен 26 на 27,низкий поклон моим спасителям Игорю Николаевичу Безлеру и Ольге Ивановне Кулыгиной. Как сейчас помню все подробности: вонючий пакет на голову,опять руки на стяжку и удар по голове уже в автобусе от самого злющего кировоградца. Этот запах химический от пакета ещё неделю выходил из меня, знаете,как краской надышишься, так потом дыхание это красочное из тебя еще пару дней выходит, а тут неделю… Помню эту надежду,когда смотрела в окно автобуса и видела вдоль дороги автоматчиков, а впереди…а впереди,навстречу наши!!! Наши ребята с автоматами, наши  автобусы и машины с нашими флагами и атрибутикой, тоненькую Дашу Морозову Дарья Морозова помню,совсем ещё девчонка в окружении наших ребят. Обнялись с ней, я не верила всему тому,что вижу вокруг себя: окопы, бетонные плиты, воронки…и потом – притихший Донецк,совершенно безлюдные улицы, здесь громыхала война: здесь слышны были звуки снарядов и мин, вместо  городского шума,смеха детей, сигналов машин.

Я помню взволнованный голос мужа в трубке,которому ещё 8-го августа сообщили об обмене и дальше была неизвестность. Муж сказал,что сможет приехать за мной только на следующий день рано утром, сегодня уже никто не поедет, Шахтёрск под обстрелом. Мы знакомились друг с другом в гостинице, те,кто остался ночевать в Донецке, перебивали друг друга,никто никого толком не слушал и не слышал, мы слышали только где-то, совсем рядом,звуки войны. И наступил новый день, день на родной земле среди своих. Я вышла из душа, открыла дверь мужу и он начал тихо сползать по стенке,успев сказать: Ира,что это? Оденься. Я не могу на это смотреть.

“Это” – это тело,которое потеряло 20 с лишним килограмм веса, мой вес на тот момент был 42 кг., с учетом того,что я не слишком узкая в кости, картина была ещё та!
Если бы я не уехала 15-го домой, а осталась в Донецке, всё сложилось бы по-другому, на тот момент я была депутатом Верховного Совета, но я ни о чем не жалею, всё правильно.
Да что писать?! Нужно написать книгу,начало которой положено 1-го марта 2014года.
И да, сегодня ездила в Донецк,помогла мальчикам,но об этом позже напишу. У меня сегодня мой ПРАЗДНИК!