Осип Ильич Рунич – самая загодочная из звезд раннего русского кино. А в 1919-1920 гг. этот актер снимался на крупнейшей в то время киностудии Италии. Российский историк Борис Горелик почти двадцать лет изучал биографию этого артиста. В интервью RussiaPrivet он поделился уникальными сведениями О Руниче, которые ему удалось обнаружить.

Исследования Осипа Ильича Рунича, из которых возникает этот интерес? Насколько я понимаю, вас интересует, почему я начал исследовать биографию Рунича. Почти двадцать лет назад я начал писать диссертацию по истории российской иммиграции на территорию нынешней Южно-Африканской Республики. Потом Институт Африки Российской академии наук опубликовал её в виде книги. Мне были интересны самые выдающиеся выходцы из Российской Империи, поселившиеся на юге Африки. Среди них в конце 1930-х годов оказался Осип Рунич.

Русских в той части света было тогда очень-очень мало, не более 200—300 человек. Зато там проживали десятки тысяч евреев, родившихся в Российской Империи и в тех странах, которые появились после её распада. Я был заинтригован, поскольку фамилия «Рунич» — славянская, совсем не еврейская. Значит, думал я, это русский эмигрант. Но как же он оказался в Йоханнесбурге? В статье крупнейших российских африканистов, профессоров Аполлона Давидсона и Ирины Филатовой, я прочитал, что Рунич был когда-то звездой русского немого кино, снимался с легендарной Верой Холодной. А в Южной Африке во время Второй мировой войны активно участвовал в благотворительной деятельности в пользу Советского Союза и Красной Армии. Очень хотел вернуться в Россию, но ему отказали.

Бывшие сотрудники советского консульства в Южной Африке говорили, что его смерть в 1948 году была преднамеренной. 58-летний артист, по их словам, покончил с собой, отчаявшись получить разрешение советских властей на репатриацию.

Образ Рунича выглядел для меня загадочно и привлекательно. Он представлялся мне одним из самых ярких личностей среди русских эмигрантов в Южной Африке. Поэтому я решил узнать о нём подробнее.

Как началась актерская карьера Осипа Ильича Рунича? Рунич не был славянином. Он родился в ассимилированной еврейской семье — скорее, всего, в Петербурге. Его старшие браться были актёрами, и он последовал их примеру. В раннем возрасте Осип был усыновлён инженером-сербом, что позволило ему впоследствии получить сербское подданство и фамилию отчима, «Рунич».

Поскольку Осип был христианином, на него не распространялись ограничения в отношении евреев, действовавшие в Российской Империи. Он мог работать по всей стране, а не только за чертой оседлости.

Он, судя по всему, профессионального актёрского образования не получил. Начинал в труппах на территории нынешней Белоруссии и на юге России. К началу Первой мировой войны Рунич служил в одной из сильнейших провинциальных трупп России — театра Николая Синельникова. Быстро полюбился публике, стал исполнять главные роли в амплуа героя-любовника. У Синельникова в те годы работали талантливейшие русские артисты, но Рунич не затерялся на их фоне.

В кино Рунич попал в 1915 году, по приглашению знакомого кинорежиссёра. За последующие четыре года снялся в более тридцати полнометражных фильмах. Его постоянная партнёрша на экране — главная кинозвезда раннего русского кино Вера Холодная. После её смерти в начале 1919 года, Рунич эмигрировал и продолжил кинокарьеру уже в Италии.

Принадлежит ли история Осипа Ильича Рунича школе Станиславского-Данченко? Хотя Рунич не работал под руководством этих режиссёров, судя по его высказываниям, ему было близко их представление об актёрском мастерстве.

В 1917 году Рунич поступил в труппу Московского драматического театра, который считался в этом городе третьим по популярности — после Московского художественного и Малого. Он пришёл на место Ивана Мозжухина, наиболее талантливого актёра раннего русского кино, который решил уйти со сцены и посвятить себя лишь экрану. В отличие от Мозжухина, который исполнял в этом театре роли второго плана, Руничу удалось стать премьером. В «Даме с камелиями» он исполнил главную мужскую роль, а его партнёршей была Татьяна Павлова.

Именно Павлова впоследствии познакомила итальянских актёров и публику с системой Станиславского-Данченко.

С Павловой Рунич был знаком с начала 1910-х годов. В Российском государственном архиве литературы и искусства хранится фотография Павловой с её посланием, адресованным Руничу: «Я люблю вас нежно, нежно». Думаю, что это стоит переводить не как «le amo tanto», как «le voglio tanto, tanto bene». Павлова тогда была замужем за любимцем российской публики, актёром, певцом и автором романсов Михаилом Вавичем.

Во время Гражданской войны в России, после смерти Веры Холодной, Рунич, Павлова и Вавич организовали антрепризу. Они гастролировали по югу России и, летом 1919 года, вместе эмигрировали в Италию.

Знает ли итальянская публика Осипа Ильича Рунича для участия в фильме «Амброзио» с Татьяной Павловой, так как этот великий актер прибыл в Италию, и почему итальянская компания искала российских актеров в то время? Рунич, Вавич и Павлова прибыли в Италию вместе с российским кинорежиссером Александром Уральским. Они направились в Турин, тогдашнюю кинематографическую столицу страны.

С этими неизвестными в Италии русскими кинематографистами заключила договор крупнейшая киностудия, Ambrosio Film. Киновед Витторио Мартинелли предположил, что Артуро Амброзио, владелец компании, хотел сыграть на интересе итальянцев к русской культуре и событиям в России. Но, может быть, продюсер надеялся, что Павлова (Зейтман) повторит успех другой еврейской актрисы из Российской империи — Дианы Каренн (Рабинович). Пик популярности Каренн приходится на этот период.

В 1920 году итальянская публика увидела первую работу российских кинематографистов на студии Ambrosio — салонную мелодраму «Роковая орхидея» (Lorchidea fatale). Рецензенты посчитали, что фильм был сделан в совершенно русском стиле. Рунич не только исполнил одну из главных ролей в этой картине, но и написал для нее сценарий.

Действие второй драмы с участием Рунича и Павловой, «Цепь» (La catena), происходило в России. Она тоже была поставлена Уральским.

Рунич снялся еще в нескольких картинах в Италии, но его творческий союз с Павловой, Вавичем и Уральским распался. Видимо, их фильмы не оправдали надежд Амброзио.

Вера Васильевна Холодная, великая актриса, преждевременно умершая в Одессе, была великой любовью Осипа Ильича Рунича. Какой была Вера в художественной жизни Осипа? Пока не найдено доказательств того, что у Рунича и Холодной были романтические отношения. А слухов было много.

К 1918 году Рунич стал постоянным партнёром Холодной на экране. Публика воспринимала их как романтический дуэт. Кинозрители, особенно юноши, боготворили Холодную. Её слава способствовала росту популярности её экранного любовника. Почти во всех самых кассовых картинах с участием Холодной играл и Рунич. В Госфильмофонде сохранилось семь фильмов с участием Холодной. В трёх из них она появляется вместе с Руничем («Истерзанные души», «Молчи, грусть, молчи!…», «Последнее танго»).

В последний раз Холодная появилась перед публикой на концерте в Одессе, где выступила с Руничем. Он потом вспоминал, что актриса заболела именно в тот вечер, простудившись в неотапливаемом зале.

Публика в Одессе, где они жили и работали в то время, считала Холодную женой или, по крайней мере, любовницей Рунича. Поскольку их видели вместе на экране, на сцене и в общественных местах, многим казалось, что красивая актриса, живущая в городе без мужа (он остался с дочерью в Москве), и импозантный Рунич связаны интимными отношениями.

Это оставалось бы безобидной легендой, но в 1920-е годы в Польше Рунич был дважды арестован из-за обвинений в причастности к «убийству» Холодной. Авторы доноса считали его подпольным агентом красных спецслужб в Одессе, а Холодную — его подручной, которую он убил после того, как осуществил свои планы. Друзьям, коллегам и родственникам Рунича пришлось защищать актёра, доказывая его невиновность.

Осип снялся во многих фильмах — «Молчи, грусть, молчи…», «Последнее танго», «Дантон», «Роковая орхидея», «Дневник кокетки»… Почему эти фильмы важны? Что и зачем смотреть? Есть подтвержденные данные об участии Рунича в пятидесяти четырех фильмах, из которых больше половины — российского производства.

Рунича называли «русским Рудольфом Валентино». Облик этого темпераментного элегантного брюнета с выразительным взглядом, акцентированным театральным гримом, и безупречно гладкой прической вполне соответствует классическому образу героя-любовника из русских салонных мелодрам.

Салонная мелодрама — самый популярный жанр русского кино 1910-х годов. В этих фильмах действуют циничные щеголи, искушающие романтичных красавиц, тоскующих по острым ощущениям. Они соблазняют героинь богатством, славой или обещаниями страстной любви. Героиня Веры Холодной поддаётся уговорам искусителя (часто это был Рунич), но ей не удаётся обрести счастья. Следует моральное падение героини, раскаяние и расплата (как правило, смерть).

В одном из самых известных фильмов раннего русского кино, «Молчи грусть, молчи!…», героиня Веры Холодной несколько раз проходит через искушение и раскаяние, а в финале умирает. Эта картина считается апогеем русской салонной драмы. Одну из главных ролей в ней исполнил Рунич.

В «Последнем танго», из которого сохранилось лишь несколько минут, можно увидеть неожиданную — комедийную — сторону таланта Рунича и Холодной. Там есть даже фрагмент танцевального номера.

Из картин, в которых Рунич снялся в эмиграции, можно выделить драму «Дантон» (Danton) Дмитрия Буховецкого (1921). Этот режиссёр помог Поле Негри стать звездой мирового экрана и уехал работать в Голливуд. «Дантон», который можно легко найти в интернете, — возможно, лучшая работа Буховецкого в Германии. В ней экранными партнёрами Рунича стали известнейшие германские киноактёры того времени — Эмиль Яннингс и Вернер Краусс.

В «Дантоне» Рунич играет Камиля Демулена. Он прекрасно справился с ролью ранимого и впечатлительного друга главного героя.

Во время Второй мировой войны Осип укрылся в Южной Африке, где организовал театральную труппу. Как произошла эта художественная трансформация киноактера? Кинокарьера Рунича завершилась вместе с эпохой немого кино. Его последняя работа на экране относится к 1930 году. Насколько мне известно, записей голоса Рунича не сохранилось, и для нас он остаётся безмолвным. В Южную Африку Рунич уехал накануне Второй мировой войны по приглашению тамошних импресарио. Ему обещали гастроли в крупнейших городах страны перед еврейской аудиторией. Большинство будущих зрителей были его соотечественниками, выходцами из Российской Империи. В то время еврейские общины Южной Африки стремились организовать профессиональные труппы, которые ставили бы спектакли на идише. Приглашали известных еврейских режиссёров из Европы, но не получилось создать такую труппу.

Еврейские коллективы под руководством Рунича в Йоханнесбурге также были недолговечными. После нескольких выступлений они прекращали деятельность. Это происходило не только из-за недостаточного финансирования, но и потому, что южноафриканские евреи уже переориентировались на театр на английском языке. Хотя они охотно ходили на выступления еврейских гастролёров из Европы и США, особенно певцов и комиков, у них не было желания часто посещать местный еврейский театр. Тем более, что их дети и внуки не владели языком идиш.

Поэтому Рунич переключился на работу в зарождавшемся профессиональном театре на африкаанс (языке потомков голландских колонистов). Здесь его опыт был воспринят с большим энтузиазмом и благодарностью. Тогда снимались первые полнометражные фильмы на языке африкаанс, и ученики Рунича принимали в них участие.

Также Рунич стал режиссёром ежегодных оперных сезонов в Йоханнесбурге. Это было почти единственное мероприятие, где южноафриканцы могли услышать оперу. Причём спектакли исполнялись полностью, без сокращений. За сезон Рунич ставил около десятка итальянских опер — и так каждый год.

Чему Осип Ильич Рунич может научить молодых актеров и режиссеров сегодня? Судьба Рунича показывает, как артист может возрождать свою карьеру вновь и вновь.

В 1919 году вместе с Павловой Рунич оказывается на юге России. Идёт Гражданская война. Больше нет возможности сниматься на родине. И вот Рунич едет в Италию, где, совершенно незнакомый итальянской публике, заключает договор с главной студией страны и появляется в главных ролях.

В начале 1920-х годов в Германии он сотрудничает с русскими эмигрантскими режиссёрами, которые ставят крупнобюджетные фильмы, чтобы конкурировать с голливудскими блокбастерами. Вместе с легендарным Робертом Вине, режиссёром «Кабинета доктора Калигари», Рунич основывает кинокомпанию и производит ленты со своим участием.

К середине 1920-х его кинокарьера идёт на спад, и он едет в Ригу, становится премьером крупнейшей русскоязычной труппы за пределами СССР — Театра русской драмы в Риге.

Потом возвращается в Германию, пытается вернуться на экран, но приходит звуковое кино, и больше нет надежды на главные роли. К тому же, к власти рвутся нацисты. И тут Рунич вспоминает о своём еврейском происхождении, изучает идиш и уезжает в Ригу.

В Латвии он становится главным режиссёром и художественным руководителем главного в стране еврейского театра. Затем ставит спектакли на еврейской сцене в Кишинёве и Каунасе. Превращается в одного из самых уважаемых актёров и режиссёров еврейского театра в Прибалтике.

Переезд в Южную Африку, возможно, сохранил Руничу жизнь, ведь многие его коллеги, еврейские актёры в Прибалтике, погибли в нацистских концлагерях. Более того, он не только продолжил работать для еврейской сцены, но и проявил себя как талантливый режиссёр театра на языке африкаанс и даже оперных постановок.

Его опыт учит, что у человека есть внутренние ресурсы, чтобы несколько раз в жизни «изобретать» себя заново. Борис Горелик.