С согласия редакции «Клаусура» мы предлагаем вниманию читателей текст этой статьи, выстраивая своего рода культурный мост между Италией и Россией. Остатки старой гвардии с ужасом наблюдают за многолетним нашествием «нового» искусства. По всему полю — от «голубых периодов» до «танцев во сне» — эстетических, тематических и идеологических перевертышей глашатаев «новых смыслов». У нас не вчера все это началось. и даже не позавчера. Это зрело в самой сердцевине с середины 60-х. Когда на дачах высокопоставленных деятелей искусства ставили для своих разнообразные «капустники», знакомили друг друга с новыми «гаврилиадами», цокали языками от пролетевших мимо цензуры «смелых произведений».
«Деятели» так давно ненавидели классику и следование гармонии, что готовы были поддерживать любое убожество, лишь бы оно соответствовало их тайным — уже старческим — желаниям.

И потому все они видели, знали и понимали. В самом конце 80-х или начале начале 90х мОлодежь культурной элиты бросилась кровИщу-эротИщу снимать в кино — видимо, о….ев от домашнего насилия культурой. Одним из первых эротических театров в стране был создан интеллектуалом и умницей Демидовым (на представлениях выходил мужик в кожанке и рассказывал про освобожденную женскую сущность, которую потом довольно стыдливо «освобождали» голые юные нимфетки и совсем не трепетно преодолевали).

А потом, дорвавшиеся до власти властители отдельных театральных сфер, так зажигательно рассказывающие студиозам про терзание разных элиотов, открывали собственные театры, далекие от классического совершенства: главное, — чтобы пели и ногами дрыгали. Представляю, как долго хозяин зажимал в себе мощное стремление к площадным безобразиям. Дорвался, наконец! А что, не одну культуру революцией смело, а русскую и не жалко.

Или папаши, стоящие на страже традиционного русского театра, лихо пускающие в большое министерское плавание собственных чад в футболках, на которых — для сомневающихся в собственных глазах, прямым текстом было указано — куда, как и зачем? Так ничего нового! Культура давно уже эти берега осваивает. Да так лихо, что других, похоже, в ближайшее время и не сыскать будет.

В свое время один купец, возмутившись положением в русском театре, создал не только свой — совершенный и мощный, но и подарил будущим его деятелям руководство к действию. Бедный, бедный, Константин Сергеевич, хорошо, что вы спите вечным сном. Еще лучше, что Вашим именем перестали клясться создатели новых безобразий.

Одно — хоть крохотку — вдохновляет: все было, и это пройдет. И народится где-то новый Станиславский. И сметет волной сегодняшние древнеримские оргии, превратив их с пену на грязном песке забвения.
Верю!

Все «это» закончится! Уверяю Вас! Как только в Конституции появится пункт о государственной идеологии — «мейерхольды» будут тикать задворками.
Елена Кузнецова