Примерно в одно время с бостоном существовали вист и преферанс. Из их сочетания к концу XIX века появилась еще одна карточная игра — винт.

В винт играют герои «Гранатового браслета» Александра Куприна: «По обязанности коменданта он довольно часто… посещал главную гауптвахту, где весьма уютно, авинтом, чаем и анекдотами отдыхали от тягот военной службы арестованные офицеры». Эту же карточную игру упоминал в историческом романе «Были и небыли» Борис Васильев:

— …капитан Юматов опять всю ночь просидел над Спенсером, Шопенгауэром или еще над каким-либо очередным заумным немцем, — сказал Тюрберт. — И это вместо того, чтобы безмятежно играть в винт.
— Кстати, насчет винтика, — оживился майор. — Может…
Как и в бостоне, колоду из 52 карт раздавали на четверых — по 13 карт каждому. Играли командами два на два.

Толстый и горячий Масленников играл с Яковом Ивановичем, а Евпраксия Васильевна — со своим мрачным братом, Прокопием Васильевичем. Дело в том, что для нее и ее брата не представляло никакого интереса играть отдельно, друг против друга, так как в этом случае выигрыш одного был проигрыш для другой и в окончательном результате они не выигрывали и не проигрывали.
Леонид Андреев «Большой шлем»
В классическом винте напарников определяли жеребьевкой. Игроки вытягивали из колоды по одной карте и те, у кого оказывались две младшие, образовывали команду и садились напротив друг друга. А игрок с самой младшей картой становился сдающим.

Винт состоял из переговоров и розыгрыша. На переговорах участники назначали взятки — то есть решали, сколько карт побьют у команды соперников за одну партию. Для побитых карт были краткие обозначения: «раз» — 7 карт, «два», «три», «четыре» и «пять» — это 8, 9, 10 и 11 карт соответственно. «Малым шлемом» обозначали на переговорах 12 карт, а «большим шлемом» — 13.

В переговорах побеждал тот, кто пообещал побить больше всего карт. Но даже если у игрока карты позволяли взять «малый» или «большой шлем», он мог не рисковать и назвать меньше взяток. Как раз такой случай описал в рассказе Андреев:

Василий Пукирев. Игрок. 1855. Николаевский художественный музей им. В.В. Верещагина, Николаев, Украина

Но самым ужасным для Масленникова в его партнере было то, что он никогда не играл больше четырех, даже тогда, когда на руках у него имелась большая и верная игра. Однажды случилось, что как начал Яков Иванович ходить с двойки, так и отходил до самого туза, взяв все тринадцать взяток. Масленников с гневом бросил свои карты на стол, а седенький старичок спокойно собрал их и записал за игру, сколько следует при четырех.
— Но почему же вы не играли большого шлема? — вскрикнул Николай Дмитриевич (так звали Масленникова).
— Я никогда не играю больше четырех, — сухо ответил старичок и наставительно заметил: — Никогда нельзя знать, что может случиться.
После переговоров начиналась игра. Участники ходили по одной карте, масть накрывали той же мастью, били козырем — его определяли во время переговоров — или пасовали. Взятку забирал тот игрок, чью карту не побили.

В конце партии команды подсчитывали очки по специальным таблицам. Команда, первой набравшая 500 очков, выигрывала партию. Но чтобы победить в игре, нужно было выиграть два розыгрыша. Автор: Culture.ru.